Обеспечение исполнения контракта не отменено. Реализация данного постановления может грозить заказчику привлечением к административной ответственности


Обеспечение исполнения контракта не отменено.

Реализация данного постановления может грозить заказчику привлечением к административной ответственности.

Государство создает необоснованные и неконкурентные преимущества участникам закупок, принадлежащим государству, и нарушает права частных компаний.

Ряд положений данного постановления не соответствуют федеральному законодательству.



Экспертная позиция Национальной ассоциации институтов закупок



в отношении «антикризисного» постановления Правительства Российской Федерации от 06.03.2015 № 199 «О случаях и условиях, при которых в 2015 году заказчик вправе не устанавливать требование обеспечения исполнения контракта в извещении об осуществлении закупки и (или) проекте контракта»




1. Постановление Правительства Российской Федерации от 06.03.2015 № 199 «О случаях и условиях, при которых в 2015 году заказчик вправе не устанавливать требование обеспечения исполнения контракта в извещении об осуществлении закупки и (или) проекте контракта» (далее — Постановление № 199) принято в соответствии с частью 2.1 статьи 96 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон) и пунктом 9 Плана первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности в 2015 году, утвержденного распоряжением Правительства Российской Федерации от 27.01.2015 № 98-р (далее — План).


В соответствии с пунктом 9 Плана в целях обеспечения в 2015 году исполнения контрактов, снижения финансовой нагрузки на участников закупок, а также снижения нагрузки на банковскую систему актом Правительства Российской Федерации необходимо определить дополнительные случаи, при которых государственный заказчик вправе, но не обязан устанавливать требование об обеспечении исполнении государственного контракта. Головным исполнителем по реализации данного Плана определено Минэкономразвития России.


2. Основная цель пункта 9 Плана в части контрактной системы — это снижение финансовой нагрузки на участников закупок. Сама по себе цель совершенно правильная, поскольку авторы Закона явно перестарались с массовым внедрением обеспечения исполнения контракта (далее — обеспечение контракта).


Авторы Закона исходили из того, что установление обеспечения контракта будет являться преградой для участия в закупках лицам, которые финансово несостоятельны, то есть не смогут представить банковскую гарантию или внести денежные средства на счет заказчика. Установление обеспечения контракта также должно было стимулировать поставщиков, подрядчиков и исполнителей качественно и в срок исполнять свои контрактные обязательства. По мысли авторов Закона, обеспечение контракта и обеспечение заявки должны были заменить применяемые во всем мире квалификационные требования, которые они считают коррупционными.


Между тем, на практике в закупках зачастую соревнуются между собой не финансово состоятельные работающие производители, поставщики или подрядчики, а многочисленные фирмы-однодневки, посредники, обладающие большими финансовыми возможностями. Реальные хозяйствующие субъекты, такими возможностями не обладающие, часто не могут участвовать в закупках.


В реальности обеспечение контракта являлось и является преградой для участия в закупках, в основном, для добросовестных участников — реальных хозяйствующих субъектов, которые содержат персонал, материально-техническую базу и т.д. Для таких участников изыскивать дополнительные финансовые средства на обеспечение контракта — это большая проблема.


Получение банковской гарантии или наличие денежных средств для внесения на счет заказчика — сложная проблема, особенно в последние месяцы. Как следствие, до введения в действие реестра банковских гарантий по разным данным большая часть представляемых «банковских гарантий» были подделками. Да, и после введения такого реестра уже появились сведения, что в реестр включаются «банковские гарантии», которые никогда банками не выдавались.


Резкое подорожание банковских гарантий и увеличение кредитных ставок банков сделало для добросовестных хозяйствующих субъектов получение обеспечения контракта малодоступным, а исполнение многих контрактов — нерентабельным.


Вместе с тем, для недобросовестных участников наличие обеспечения контракта преградой не является, поскольку они изначально и не собираются исполнять контрактные обязательства. Такие «участники» принимают участие в закупках совершенно с иными целями.


Так, при проведении электронных аукционов такие участники «зарабатывают» при организации так называемого сговора, то есть получают незаконные денежные средства за неучастие в аукционе или имитацию такого участия.


Существуют также схемы выигрыша процедуры закупки с последующей «перепродажей» исполнения контракта на субподряд.


Такие лица могут легко оплачивать внесение обеспечения заявки или обеспечения контракта за счет привлекаемых криминальных денежных средств.


В итоге криминальные элементы на закупках обогащаются, а добросовестные участники либо не могут принять участие в закупках, либо участвуют с большими для себя издержками.


Все вышесказанное является следствием глубоко порочной концепции, что участником любой закупки может быть любое физическое или юридическое лицо, кроме отдельных случаев, например, лицензируемых видов деятельности.


Как на равных началах может конкурировать реальная строительная компания или производитель товара и фирма-однодневка?


Вышеуказанная проблема не может быть решена некоторым послаблением в отношении внесения обеспечения контракта. Проблема должна решаться путем установления прозрачной и эффективной модели допуска к государственным и муниципальным закупкам, основанной на международном опыте.


3. Законом предусмотрены многочисленные случаи обязательного предоставления обеспечения контракта.


Согласно статье 96 Закона контракт заключается при обязательном представлении обеспечения контракта в следующих случаях:


1) электронные аукционы и закрытые аукционы независимо от начальной (максимальной) цены контракта (далее — НМЦК);

2) конкурсы независимо от НМЦК;

3) при осуществлении закупки в случаях, предусмотренных параграфом 3 главы 3 Закона (если НМЦК превышает пятьсот тысяч рублей);

4) при проведении запроса предложений в случаях, предусмотренных пунктами 6, 8 части 2 статьи 83 Закона:

а) осуществление закупки товара, работы или услуги, являющихся предметом контракта, расторжение которого осуществлено заказчиком на основании части 9 статьи 95 Закона;

б) признание повторного конкурса, электронного аукциона не состоявшимися в соответствии с частью 4 статьи 55 и частью 4 статьи 71 Закона;

5) при закупке у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) в случаях, предусмотренных пунктами 3, 12, 16, 18, 19, 24, 25, 35-39, 42, 43 Закона.

При оценке данного перечня очевидно, что перечень случаев обязательного предоставления участником закупки обеспечения контракта, установленный Законом, является чрезмерным.


Так, при проведении запроса котировок с НМЦК до пятьсот тысяч рублей заказчик вправе не устанавливать обеспечение контракта. Но почему при проведении аукциона или конкурса с точно такой же НМЦК обеспечение контракта обязательно? В чем же здесь логика?


При этом годовой объем закупок, осуществляемых путем проведения запроса котировок, не должен превышать десять процентов совокупного годового объема закупок заказчика (часть 2 статьи 72 Закона), а, следовательно, если заказчик исчерпает свой годовой объем запроса котировок, то все последующие конкурентные закупки независимо от НМЦК должен проводить в форме аукциона или конкурса с обеспечением контракта.


Зачем вообще было устанавливать ограничение на объем закупок, осуществляемых путем проведения запроса котировок, если запрос котировок в Законе превращен фактически в разновидность конкурса с подачей заявок в конвертах и публичной процедурой вскрытия таких конвертов?


В итоге заказчики вынуждены проводить электронные аукционы с НМЦК в несколько тысяч рублей. А зачем участникам подавать заявки на такие аукционы, где они должны нести финансовые расходы на внесение обеспечения заявки, на изготовление заявки, на внесение обеспечения контракта? Ответ очевиден. Это нерентабельно и никому не нужно.


Очевидно, что при всех конкурентных процедурах прямо в Законе необходимо установить единый ценовой порог, до которого обеспечение контракта не предусмотрено.


4. Первым новым случаем, при наличии которого в соответствии с Постановлением № 199 в 2015 году заказчик вправе не устанавливать обеспечение контракта в извещении об осуществлении закупки и (или) проекте контракта — это проведение конкурсов, электронных аукционов, запросов предложений, в которых участниками закупок являются только субъекты малого предпринимательства, социально ориентированные некоммерческие организации (далее — СМП и СОНКО).


Согласно пункту 1 части 1 статьи 30 Закона допускается проведение конкурсов, электронных аукционов, запросов предложений, в которых участниками закупок являются только СМП или СОНКО (далее — закупки для СМП и СОНКО), с НМЦК не более двадцать миллионов рублей. Законом установлен только нижняя обязательная величина объема совокупного годового объема закупок для СМП и СОНКО — 15 процентов, но не установлена верхняя планка.


Законом не установлен также перечень товаров, работ или услуг, которые могут закупаться путем проведения закупок для СМП и СОНКО, а, следовательно, все электронные аукционы, конкурсы и запросы предложений с НМЦК до 20 млн. руб. можно проводить для СМП и СОНКО.


Таким образом, на первый взгляд, чтобы не устанавливать обеспечение контракта при электронных аукционах, конкурсах и запросах предложений с НМЦК до 20 млн. руб. достаточно проводить их в форме закупок для СМП и СОНКО независимо от предмета закупки.


Но здесь необходимо обратить внимание на детали.


Согласно части 2.1 статьи 96 Закона наряду с предусмотренными частью 2 статьи 96 Закона случаями, при которых заказчик вправе установить требование обеспечения контракта в извещении об осуществлении закупки и (или) проекте контракта, Правительство Российской Федерации вправе определить случаи и условия, при которых в 2015 году заказчик вправе не устанавливать данное требование.


В соответствии с Постановлением № 199 определены случаи и условия, при которых в 2015 году заказчик вправе не устанавливать требование обеспечения контракта в извещении об осуществлении закупки и (или) проекте контракта.


Вместе с тем, согласно части 1 статьи 96 Закона заказчиком в извещении об осуществлении закупки, документации о закупке, проекте контракта должно быть установлено требование обеспечения контракта, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 96 Закона.


Очевидно, что части 1 и 2.1 статьи 96 Закона друг другу не соответствуют.


Согласно части 1 статьи 96 Закона заказчик обязан установить обеспечение контракта в документации о закупке, за исключением только случаев, прямо перечисленных в части 2 той же статьи, но не части 2.1 статьи 96. При этом часть 2.1 той же статьи также не освобождает заказчика от обязанности устанавливать обеспечение контракта в документации о закупке.


Необходимо также обратить внимание, что согласно пункту 11 части 1 статьи 50 Закона конкурсная документация должна содержать размер и условия обеспечения контракта; согласно пункту 8 части 1 статьи 64 Закона документация об электронном аукционе должна содержать размер обеспечения контракта, срок и порядок предоставления указанного обеспечения, требования к обеспечению контракта; согласно пункту 1 части 4 и пункту 1 части 6 статьи 83 документация о проведении запроса предложений должна содержать размер обеспечения контракта, порядок предоставления такого обеспечения, требования к такому обеспечению (в случаях, предусмотренных пунктами 6 и 8 части 2 статьи 83 Закона). Данные нормы Закона никто не отменял и они подлежат исполнению.


Таким образом, в силу вышеуказанных норм Закона документация об электронном аукционе, конкурсная документация и документация о проведении запроса предложений должны содержать размер и порядок представления обеспечения контракта. Часть 2.1 статьи 96 Закона освобождает заказчика только от указания (дублирования) данной информации в извещении о закупке и контракте, но не освобождает от указания в документации о закупке.


Таким образом, при буквальном толковании норм Закона обеспечение контракта необходимо устанавливать в документации о закупке, но не обязательно эту же информацию дублировать в извещении и контракте, а, следовательно, разве можно с правовой точки зрения говорить о праве заказчика вообще не устанавливать обеспечение контракта при закупках для СМП и СОНКО? Сама по себе обязанность заказчика устанавливать обеспечение контракта при электронном аукционе, конкурсе и запросе предложений для СМП и СОНКО не отменена.


Такая ситуация возникла потому, что Минэкономразвития России, которое готовило изменения в Закон и Постановление № 199, как всегда так спешило, что даже не посчитало нужным просто сопоставить действующую часть 1 и новую часть 2.1 одной и той же статьи 96 Закона. Не стоит и говорить о том, что статья 96 Закона вступила в вышеуказанные противоречия со статьями 50, 64 и 83 Закона.


Вероятно, Минэкономразвития России полагало необходимым дать право заказчику при закупках для СМП и СОНКО вообще не устанавливать обеспечение контракта, а не просто не устанавливать в извещении и контракте, но вышел казус: Минэкономразвития России «забыло» текст собственного же закона, согласно которому обеспечение контракта устанавливается и в документации о закупке.


Заказчики же должны руководствоваться текстом правового акта, а не чьими-то неудачно написанными задумками.


Конечно, хотелось бы понимать часть 2.1 статьи 96 Закона иначе, как позволяющую вообще не устанавливать обеспечение контракта, но это не дает сделать часть 4.2 статьи 7.30 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, согласно которой утверждение конкурсной документации, документации об аукционе, документации о проведении запроса предложений, с нарушением требований, предусмотренных законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок, — влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере трех тысяч рублей. Нарушением указанных требований будет считаться несоблюдение вышеназванных положений статьей 50, 64, 83 и части 1 статьи 96 Закона, требующих устанавливать обеспечение контракта в документации о закупке.


Данная проблема может быть решена только путем внесения изменений в часть 1 статьи 96 Закона, в которую необходимо дополнить словами «и частью 2.1». Необходимо также внести изменения в часть 2.1 статьи 96 Закона, дополнив словами «документации о закупке».


Таким образом, обязательное обеспечение контракта при электронном аукционе, конкурсе и запросе предложений для СМП и СОНКО де-юре не отменено, а, следовательно, пункт 9 Плана в части снижения финансовой нагрузки не исполнен.


5. Вторым случаем, при наличии которого в 2015 году заказчик вправе не устанавливать обеспечение контракта в извещении об осуществлении закупки и (или) проекте контракта — проект контракта содержит условие о банковском сопровождении контракта.


Все вышеизложенное относится и к второму случаю. Наличие в контракте информации о банковском сопровождении не освобождает заказчика от обязанности устанавливать обеспечение контракта в документации о закупке.


Более того, банковское сопровождение контрактов обязательно устанавливается только в случаях, предусмотренных пунктом 3 постановления Правительства Российской Федерации от 20.09.2014 № 963 «Об осуществлении банковского сопровождения контрактов», к которым относятся только некоторые закупки с очень большой НМЦК, а, следовательно, проблема отмены обеспечения контракта при наличии банковского сопровождения вообще не является слишком актуальной.


6. Третьим случаем, при наличии которого в 2015 году заказчик вправе не устанавливать обеспечение контракта в извещении об осуществлении закупки и (или) проекте контракта — проект контракта содержит условие о перечислении поставщику (подрядчику, исполнителю) авансовых платежей на счет, открытый территориальному органу Федерального казначейства либо финансовому органу субъекта Российской Федерации, муниципального образования в учреждениях Центрального банка Российской Федерации.


Все вышеизложенное относится и к третьему случаю. Наличие в контракте информации условия о перечислении поставщику (подрядчику, исполнителю) авансовых платежей на счет, открытый в учреждениях Центрального банка Российской Федерации не освобождает заказчика от обязанности устанавливать обеспечение контракта в документации о закупке.


Более того, размер обеспечения контракта согласно части 6 статьи 96 Закона в случае, если аванс превышает тридцать процентов НМЦК, устанавливается в размере аванса. По смыслу данной нормы Закона размер обеспечения контракта всегда должен быть не менее размера аванса.


Вызывает недоумение само желание дать возможность отменить обеспечение контракта при предоставлении аванса.


При широком и бесконтрольном доступе к государственным и муниципальным закупкам всем желающим, в том числе многочисленным фирмам-однодневкам и откровенно криминальным элементам, уже сейчас даже при наличии обеспечения контракта есть очевидный стимул для таких участвовать в закупке с целью хищения аванса (такие лица могут представить поддельную банковскую гарантию). Но сейчас представление аванса с одновременным предоставлением настоящего обеспечения контракта (если заказчик проверил, что банковская гарантия настоящая) хотя бы страхует риски государства от хищения такого аванса.


Отмена обязательного предоставления обеспечения контракта широко распахивает двери перед недобросовестными заказчиками и криминальными элементами, цель которых — хищение бюджетных средств, выделенных в качестве аванса. Тот факт, что авансовые платежи поставщику (подрядчику, исполнителю) будет перечисляться «на счет, открытый в учреждениях Центрального банка Российской Федерации» вряд ли можно считать надежной защитой.


Может быть, прежде чем давать право отменять обязательное обеспечение контракта при наличии условия о перечислении аванса, стоило бы подумать об ужесточении допуска к таким закупкам, чтобы к таким закупкам допускались только реальные квалифицированные хозяйствующие субъекты, а не фирмы «Рога и копыта»?!


Вообще изобретена, если вдуматься, глубоко подозрительная конструкция. Если в контракте есть информация условия о перечислении поставщику (подрядчику, исполнителю) авансовых платежей на специальный счет, открытый в учреждениях Центробанка, то обеспечение контракта можно не устанавливать, а если контрактом аванс вообще не предусмотрен, то обеспечение контракта обязательно (например, при НМЦК более 20 млн. руб.).


Разве не должно быть все наоборот: если аванс не предусмотрен и поставщик (подрядчик, исполнитель) получит бюджетные средства только за фактически выполненные работы, оказанные услуги, поставленный товар и государство не рискует бюджетными средствами, то как раз в этом случае и необходимо отменить обеспечение контракта? А если аванс предусмотрен, то тогда обеспечение контракта обязательно? В чем же здесь причина?


Более того, даже не установлен предельный размер аванса. Так, можно перечислить 100-процентный аванс любого размера.


Для кого Минэкономразвития России облегчает финансовую нагрузку?


Складывается впечатление, естественно глубоко ошибочное, что на стороне таких недобросовестных лиц оказалось ФАС России. Некоторые заказчики, «перестраховываясь», устанавливают в контракте нормы о праве заказчика перечислить аванс, устанавливают предельный размер аванса без конкретного размера, требуют предоставления обоснования. Все эти нормы ФАС России неизменно признает незаконными, даже при том, что все вышеназванные вопросы Законом вообще не регулируются.


Так, в решении ФАС России от 09.12.2014 по делу № К-1818/14 указано следующее: «Заказчиком в пункте 5.4 проекта государственного контракта установлено «Заказчик вправе произвести выплату аванса по настоящему государственному контракту в размере до 30 процентов от стоимости работ».


Следовательно, Заказчиком в проекте государственного контракта не установлен порядок оплаты работы, а именно размер аванса.


Таким образом, действиями Заказчика нарушена часть 13 статьи 34 Закона о контрактной системе, что содержит признаки состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 4.2 статьи 7.30 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».


Аналогичная позиция выражена в решении ФАС России от 08.12.2014 по делу № К-1803/14.


Еще более странным, если не сказать более, выглядит решение Санкт-Петербургского УФАС от 03.03.2015 № 44-574/15, согласно которому «из данных положений документации об аукционе следует, что выплата аванса возможна только при условии предоставлении участником закупки обоснования необходимости выплаты аванса, а также ордера ГАТИ и распоряжения ГАТИ об ограничении (закрытии) движения транспорта, следовательно, Заказчиком установлены отлагательные условия выплаты аванса победителю аукциона, что противоречит нормам ч. 11 ст. 21 (п. 2 ч. 3 ст. 21) Закона о контрактной системе».


Части 1 — 10 статьи 21 Закона вступают в силу с 1 января 2016 года. Часть 11 статьи 21 Закона вступает в силу с 1 января 2017 года. Таким образом, Санкт-Петербургское УФАС ссылается в обоснование незаконности на нормы Закона, вообще не вступившие в силу!


Зачем ФАС России своей правоприменительной практикой фактически стимулирует участие в закупках недобросовестных лиц с целью хищения аванса? Об этом остается только догадываться½.


Кто конкретно будет отвечать за хищение бюджетных средств, перечисленных в качестве аванса? Естественно, что не авторы этой «схемы».


К счастью, как уже подробно было указано, наличие в контракте информации условия о перечислении поставщику (подрядчику, исполнителю) авансовых платежей на специальный счет, открытый в учреждениях Центрального банка Российской Федерации, не освобождает заказчика от обязанности устанавливать обеспечение контракта в документации о закупке в размере не менее, чем размер аванса. Обеспечение контракта в данном случае юридически не отменено.


7. Четвертым случаем, при наличии которого в 2015 году заказчик вправе не устанавливать обеспечение контракта в извещении об осуществлении закупки и (или) проекте контракта — проект контракта предусматривает выплату авансовых платежей в размере не более 15 процентов цены контракта при осуществлении закупки для обеспечения федеральных нужд либо в ином размере, установленном высшими исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации, местными администрациями, при осуществлении закупок для обеспечения соответственно нужд субъекта Российской Федерации, муниципальных нужд, а также проведение заказчиком расчета с поставщиком (подрядчиком, исполнителем) с оплатой в размере не более 70 процентов цены каждой поставки товара (этапа выполнения работ, оказания услуг) для обеспечения федеральных нужд либо в ином размере, установленном высшими исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации, местными администрациями, при осуществлении закупок для обеспечения соответственно нужд субъекта Российской Федерации, муниципальных нужд и проведение полного расчета только после приемки заказчиком всех предусмотренных контрактом поставленных товаров, выполненных работ, оказанных услуг и полного исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) иных обязательств, предусмотренных контрактом (за исключением гарантийных обязательств).


Здесь ситуация такая же. Наличие в контракте вышеуказанного условия не освобождает заказчика от обязанности устанавливать обеспечение контракта в документации о закупке.


На этот случай распространяется и все вышеизложенные опасения, связанные с авансовыми платежами.


Более того, данный случай даже одиознее ранее описанного. В предыдущем случае выплата аванса привязана к наличию условия о перечислении поставщику (подрядчику, исполнителю) авансовых платежей на специальный счет, открытый в учреждениях Центрального банка Российской Федерации.


В данном случае такого требования нет. При осуществлении закупки для обеспечения федеральных нужд проект контракта может предусматривать выплату авансовых платежей в размере до 15 процентов цены контракта, что для вышеописанных «любителей» авансов тоже неплохо, особенно если, например, цена контракта миллиард руб. — и никакого обеспечения контракта, и никаких счетов в учреждениях Центробанка.


Для региональных и муниципальных нужд еще большее раздолье: любой размер аванса может установить высший исполнительный орган государственной власти субъекта Российской Федерации или местная администрация.


Хотелось бы отметить специально для заказчиков и любителей авансов: наличие в контракте вышеназванного условия о выплате авансовых платежей не освобождает заказчика от обязанности устанавливать обеспечение контракта в документации о закупке в размере не менее, чем размер аванса. Обеспечение контракта в данном случае юридически не отменено.


8. Последний случай «отмены» обязательного предоставления контракта является еще более странным: участник закупки является бюджетным учреждением или автономным учреждением и им предложена цена контракта, сниженная не более чем на 25 процентов начальной (максимальной) цены контракта.


Согласно пункту 1 части 8 статьи 96 Закона положения Закона об обеспечении контракта не применяются в случае заключения контракта с участником закупки, который является государственным или муниципальным казенным учреждением. В данном случае вызывает сомнение, почему именно государственные и муниципальные учреждения освобождены от представления обеспечения контракта.


То, что освобождены казенные учреждения, это понятно, поскольку это связано с особенностями правового положения казенного учреждения, предусмотренными статьей 161 Бюджетного кодекса РФ (далее — БК РФ): финансовое обеспечение деятельности казенного учреждения осуществляется на основании бюджетной сметы, доходы, полученные от приносящей доход деятельности, поступают в соответствующий бюджет, казенное учреждение не имеет права предоставлять и получать кредиты (займы). Таким образом, казенное учреждение в силу БК РФ просто не обладает правом представлять обеспечение контракта.


Другое дело — бюджетные и автономные учреждения. Данные юридические лица имеют в силу действующего законодательства право получать доходы от приносящей доход деятельности, а, следовательно, могут обладать финансовыми возможностями для предоставления обеспечения контракта.


Почему бюджетное учреждение может не предоставлять обеспечение контракта, а, например, государственное или муниципальное унитарное предприятие или открытое акционерное общество, 100-процентный пакет акций которого принадлежит государству, обязано?


Почему вообще государство создает искусственные финансовые преференции только для ряда организаций, которые принадлежат самому государству? Почему бюджетное учреждение, которое и так финансируется государством, должно в закупках обладать преимуществом по сравнению с частной компанией? Почему участники закупок, принадлежащие государству, ставятся в неравное положение по сравнению с негосударственными участниками закупок?


Между тем, согласно статье 8 Закона контрактная система направлена на создание равных условий для обеспечения конкуренции между участниками закупок. Конкуренция при осуществлении закупок должна быть основана на соблюдении принципа добросовестной ценовой и неценовой конкуренции между участниками закупок.


Таким образом, указанная норма Постановления № 199 противоречит статье 8 Закона.


Указанная норма противоречит также положениям ГК РФ, в соответствии с которым гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений.


Данная норма противоречит также пункту 2 части 1 статьи 17 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции», в соответствии с которой при проведении торгов, запроса предложений запрещается создание участнику торгов, запроса предложений преимущественных условий участия в торгах, запросе предложений, если иное не установлено федеральным законом. Вместе с тем, бюджетным и автономных учреждениям преимущественные условия участия в закупках предоставлены не федеральным законом, а актом Правительства РФ.


Реализация вышеуказанной нормы приведет к созданию коррупционных субподрядных схем. Автономные или бюджетные учреждения смогут подавать заявки на участие в закупках (в пределах видов деятельности, предусмотренных учредительными документами) и в случае победы с ними будут заключаться контракты без предоставления обеспечения контракта. После этого данные организации смогут передать исполнение контрактных обязательств на субподряд заинтересованным лицам, с которыми субподрядные договоры будут заключаться также без обеспечения контракта.


Таким образом, зачем коммерческим организациям самим подавать заявки и заключать контракты от собственного имени, расходуя денежные средства на получение обеспечения контракта, если можно фактически получить тот же контракт через посредника с меньшими расходами?


При этом данная схема может применяться фактически при любых закупках при любой цене контракта. Главное быть бюджетным или автономным учреждением и дать снижение на процедуре закупки не более 25 процентов.


При этом бюджетные или автономные учреждения могут воспользоваться льготным режимом Федерального закона от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» и в рамках своего положения о закупках привлекать субподрядчиков (соисполнителей), например, способом у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя).


Такая образом, рассматриваемая норма Постановления № 199 не соответствует законодательству РФ и создает необоснованные потенциально коррупционные преимущества участия в закупках только для государственных и муниципальных учреждений.


Заинтересованные лица вправе обжаловать указанные нормы Постановления № 199 в Верховный Суд Российской Федерации.


9. Постановлением № 199 необоснованно не отменено обязательное предоставление обеспечение контракта при заключении контракта способом у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) в ряде случаев:


1) заключение учреждением, исполняющим наказания, контракта на поставку товара при приобретении указанным учреждением сырья, материалов, комплектующих изделий для производства товара, выполнения работы, оказания услуги в целях трудоустройства осужденных (пункт 12 части 1 статьи 93 Закона).


Зачем создавать искусственные препоны для трудоустройства осужденных?


2) заключение контракта на оказание услуг по участию в мероприятии, проводимом для нужд нескольких заказчиков, с поставщиком (подрядчиком, исполнителем), который определен заказчиком, являющимся организатором такого мероприятия (пункт 16 части 1 статьи 93 Закона), например, ряд заказчиков участвуют в конференции, которую организовал один из заказчиков.


Зачем в данном случае обязательное предоставление обеспечения контракта?


3) заключение контракта на оказание услуг по осуществлению авторского контроля за разработкой проектной документации объекта капитального строительства, проведению авторского надзора за строительством, реконструкцией, капитальным ремонтом объекта капитального строительства соответствующими авторами, на проведение технического и авторского надзора за выполнением работ по сохранению объекта культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации авторами проектов (пункт 19 части 1 статьи 93 Закона).


В соответствии с действующим законодательством контракт на оказание услуг по осуществлению авторского контроля, авторского и технического надзора в ряде случаев может быть заключен только с автором соответствующего проекта. Ни с каким иным лицом такой контракт не может быть заключен.


На практике возникают проблемы с применением данной нормы Закона, поскольку авторы отказываются от заключения таких контрактов, поскольку не обладают средствами на обеспечение контракта. Более того, такими авторами могут быть физические лица. Очевидно, что в данном случае обеспечение контракта должно быть отменено;


4) признание несостоявшимися открытого конкурса, конкурса с ограниченным участием, двухэтапного конкурса, повторного конкурса, электронного аукциона, запроса котировок, запроса предложений в соответствии с частями 1 и 7 статьи 55, частями 1 — 3.1 статьи 71, частями 1 и 3 статьи 79, частью 18 статьи 83 Закона (пункт 25 части 1 статьи 93 Закона).


Пункт 25 части 1 статьи 93 Закона не значится в перечне закупок, предусмотренных частью 2 статьи 96 Закона, а, следовательно, заключение контракта по итогам несостоявшихся конкурентных процедур осуществляется при обязательном предоставлении контракта.


В соответствии с Постановлением № 199 заказчик вправе не устанавливать требование обеспечения контракта в извещении об осуществлении закупки и (или) проекте контракта при проведении конкурсов, электронных аукционов, запросов предложений, в которых участниками закупок являются только СМП и СОНКО.


Выше уже было отмечено, что при проведении данных процедур в силу ряда положений Закона требование об обеспечении контракта должно быть установлено в документации о закупке, а, следовательно, нет правовых оснований для утверждения об отмене обязательного обеспечения контракта в данном случае.


Но даже если допустить иное толкование Постановления № 199 и считать, что контракт с победителем конкурса или электронного аукциона из числа СМП или СОНКО заказчик вправе заключить без обеспечения контракта, то что делать, если конкурс или аукцион был признан несостоявшимся и контракт заключается уже способом у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) на основании пункта 25 части 1 статьи 93 Закона?


В данном случае это контракт «при проведении конкурсов, электронных аукционов, запросов предложений» или нет?


С учетом изложенного, очевидно, что пункт 9 Плана в части снижения финансовой нагрузки на участников закупок не исполнен и что для его реализации необходимо скорейшее внесение изменений в Закон № 44-ФЗ и Постановление № 199.




Генеральный директор Национальной ассоциации институтов закупок                        С.В. Габестро

 
Исп. Бекташев А.А., заместитель Генерального директора НАИЗ по правовым вопросам, (495) 514-02-05




Источник: http://naiz.org/news/10/2605/


Оформить банковскую гарантию по 44 фз можно здесь. Елси вы хотите получить кредит на исполнение контракта то Вам нужно ознакомиться с информацией на этой странице. Хотите оформить электронную подпись для юридического или физического лица то Вам сюда. На обучение, семинары, курсы по 44 фз записывать здесь. Все о страховании по 214 фз на этой странице.

Остались вопросы? Звони! Проконсультируем.